Республика
RESPUBLIKA90.RU Политика Общество Культура История Спорт
25.09.2008 - 04:37 - Общество / ИСПЫТАНИЕ ГУМПОМОЩЬЮ Версия для печати
Вслед за грузинской агрессией, разрушившей практически до основания инфраструктуру Цхинвала и районов и лишившей значительную часть населения жилья, на Южную Осетию обрушилось новое стихийное бедствие – гуманитарная помощь. Как призналось МЧС России, масштабы гуманитарной помощи Южной Осетии беспрецедентны. В то же время они, эти масштабы, создают в только что признанном государстве ситуацию нездорового ажиотажа, кривотолков и обвинений и часто ставят людей в недостойное положение. Правительство оказалось не готовым организовать цивилизованное распределение поступающей помощи, что привело к хаосу и произволу на складах и резкому недовольству людей, только что переживших страшную трагедию потери близких и лишения всего нажитого годами имущества, а теперь вынужденных стоять в очередях за бесплатными продуктами питания.

Об издержках «гуманитарной операции» против гуманитарной катастрофы – эта статья


Как показал опыт Южной Осетии, гуманитарная помощь – это и политика, и психология, и сострадание, и в то же время бизнес. Кто первым приходит на помощь людям, тот демонстрирует опеку над ними, подчеркивая свою ответственность и намерение в дальнейшем контролировать эту территорию и ситуацию на ней. Первая и основная помощь пришла в Южную Осетию из России, в Грузию – из США. Российская гуманитарная помощь была призвана скрасить не только тяжесть пережитого народом кошмара, но и сгладить настойчиво не отпускающие людей вопросы: почему военная помощь пришла так поздно, когда количество жертв достигло немыслимого для малочисленного народа (да и любого народа) уровня? С этим вопросом пытаются разбираться и в самой России – например, на закрытом слушании в Госдуме – где обсуждалась эффективность «операции по принуждению к миру», ее успехи и провалы, потери российской армии в живой силе и технике.
Далее, после военной, Южная Осетия, прежде всего, нуждалась в медицинской помощи: срочно эвакуировать раненых, которых еще можно было спасти – многие из них умирали даже от несмертельных ран. Как была подготовлена (вернее, не подготовлена) наша собственная медицина к давно и совершенно очевидно назревавшей войне, разговор нужен отдельный. О том, почему не были подготовлены бомбоубежища, хотя бы те, что остались еще от советских времен, тоже стоит разобраться. МЧС России вывозило раненых в Северную Осетию, особо тяжелых помогало эвакуировать в Москву и Ростов, а тела погибших, которых в Южной Осетии не было возможности хоронить по осетинским традициям, поскольку боевые действия в южном направлении еще велись, также вывозились на север.
На этом этапе из Южной Осетии поступила первая, очень страшная просьба к руководству Северной Осетии: бойцы просили прислать гробы для своих погибших товарищей и осетинские флаги, чтобы похоронить их с почестями.
Уже после получения военной помощи, когда народ был спасен от истребления, на протяжении всего последующего месяца можно было наблюдать, как трансформировалась психология населения, постепенно превратившегося в потребителей гуманитарной помощи. Нужна была питьевая вода, поскольку все источники были заражены, а водопровод просто прорвало от напора воды, много лет направлявшейся на огороды в грузинских селах. Нужны были продукты, поскольку все магазины были либо разрушены и сожжены снарядами, либо разграблены мародерами. И, наконец, нужны какие-то палатки со спальными принадлежностями и самой необходимой одеждой для людей, оставшихся без крова. Опыт предыдущей войны показал, что именно отсутствие жилья становилось основным фактором, препятствующим возвращению на родину даже очень хотевших вернуться беженцев.
Уже с первого дня после прекращения боевых действий на территории Южной Осетии из России начала поступать гуманитарная помощь. Мы все помним, что первые пять дней машины МЧС РФ и из Северной Осетии стояли закрытые, а сопровождавшие их чиновники не знали, как приступить к раздаче продуктов населению: местные власти не проявили желания сотрудничать, то есть принять и организованно распределить среди населения гуманитарную помощь. В маленьком Цхинвале за пять дней власти не смогли посчитать количество сгоревших квартир и частных домов, чтобы определить список погорельцев, составивших первую категорию пострадавших. Видно, этих домов было слишком много, или городские власти ждали распоряжения правительства, неважно, но в результате все это время в Южной Осетии не могли назвать фамилию человека, который отвечал бы за прием гуманитарной помощи, т.е. был бы ответственным за нее, будучи председателем комиссии. Это при том, что такая структура как Гуманитарная комиссия существует при правительстве Южной Осетии уже много лет, и опыт по приему и распределению помощи у нее должен быть колоссальный. Погорельцы выкручивались, как могли, ночевали и питались у соседей и родственников. Говорят, в огородах частных домов, среди воронок и осколков снарядов можно было собрать остервенело зревший урожай помидоров, которые вместе с бесплатным хлебом городской пекарни составляли обычный обед цхинвальца в августе 2008 года.
На каком-то этапе, наконец, председатель комиссии по распределению гумпомощи был назначен, впрочем, скоро отстранен. Его сменил другой человек, затем третий, четвертый убежал с этой должности сам, пятый тоже продержался несколько дней. То есть спросить за прострацию властей в течение первой недели, выходит, не с кого. И вот, назначен шестой председатель, который пока держится. За время скоротечной ротации председателей комиссии в городе было открыто несколько складов для гумпомощи – в Лесокомбинате, хранилищах «Заготзерно», Спортивной школе, администрации с.Гуджабаур и т.д. К тому времени скоропортящиеся продукты (колбаса, сосиски) пришлось тайно вывезти и где-то закапывать, как рассказывают очевидцы. Многие жители города, не дождавшись стройматериалов для того, чтобы хотя бы восстановить разрушенные кровли домов, самостоятельно подремонтировали свои дома, опасаясь осенних дождей.
О том, что распределение гуманитарки не было организовано должным образом, говорит тот факт, что существует масса интерпретаций в народе сути принимаемых в правительстве решений – изначально люди говорили о том, что «согласно распоряжению В.Путина, финансовая помощь в размере 50 тысяч рублей будет выплачена каждой семье в Южной Осетии, а разрушенные и сгоревшие дома и квартиры отстроят заново». Затем оказалось, что до 50 тысяч получат только те, кто потерял жилье, прочим дадут по 1 тысяче рублей. Такая неоднозначность сразу вызвала у людей подозрения в том, что финансовая цепочка замыкается на каком-нибудь ведомстве или банке, где теряется информация о реальных размерах денежного потока. Еще выяснилось, что за компенсацией следует приходить со справкой из пожарной части о том, что жилье действительно сгорело 7-10 августа и не от короткого замыкания или забытой на плите кофеварки. Видимо, людей подозревают в том, что они, грешным делом, сами поджигали свое жилье, которое долго и безнадежно нуждалось в капитальном ремонте.
Унизительных моментов при получении каких-то элементарных принадлежностей домашнего обихода и продуктов по сегодняшний день наблюдается много: вам стоит подойти поближе к какому-нибудь из названных складов, чтобы убедиться в этом. Да и во дворах многоэтажек приходилось наблюдать, как прямо с машин в напиравшую толпу сбрасывались коробки с бананами и еще какие-то вещи, без которых в Южной Осетии, даже послевоенной, определенно прожить можно. И никому не пришло в голову возмутиться: почему людей доводят до такого малопривлекательного, мягко говоря, состояния? Толпа жадно хватала халявный квас кассетами по шесть двухлитровых бутылок в каждой и, складируя захваченную добычу где-то на обочине, возвращалась за новой упаковкой. В очереди возле детской поликлиники взрослый мужчина, отхватив красивую большую упаковку неизвестно чего, разочарованно кинул ее обратно, узнав, что это памперсы.
Любому потребителю этой самой гумпомощи хорошо понятна психология человека, стоящего в очереди за ней: сначала получить, а потом уже придумать, что с ней делать, с двадцатой банкой тушенки? И вообще, какой у них срок хранения? Отказываясь от очередного мешка макарон, обладатели малогабаритных квартир вызывают острую неприязнь соседей: «Вы думаете, мы с голоду умираем? Но не можем же мы присвоить то, что предназначено для всех! Заберите, а там хоть выбрасывайте»! Кстати, все полученные из России продукты в рамках гумпомощи очень высокого качества, среди них нет просроченных и испорченных. Это говорит о том, что россияне совершенно искренне помогают пострадавшему населению Южной Осетии. Хотелось бы, чтобы мы не потеряли человеческий облик, отвоевывая на складах то, что предназначено для всех, но определенно не может быть поделено равномерно на всех без исключения в равных пропорциях. А для этого нужен точный учет потребителей ГП по категориям.
Скажем, организация составляет заявку на получение помощи, исходя из количества сотрудников и тех среди них, кто потерял жилье. В стандартный комплект для погорельцев входят предметы первой необходимости домашнего обихода – раскладушки, матрасы, одеяла, подушки, посуда, одежда, обувь и продукты. Заявку подписывает мэр города Роберт Гулиев. Но человечек на складе, пробежавшись по списку, говорит, что всего этого уже нет. Зато есть макароны и подсолнечное масло. Очень нужны палатки, чтобы люди могли поставить их возле своих разрушенных домов и постепенно восстанавливать жилье. Но палаток нет, и ваши аргументы – что, мол, мэр подписал заявку, человечка на складе не смутят. И очевидцы рассказывают, как по ночам к задним дворам складов подъезжают вместительные машины тех, кому человечки отказать не в силах, и загружаются увесистыми коробками с бытовой техникой и прочим имуществом. Некоторые вывозят, говорят, по 2-3 холодильника. Наверное, чтобы складывать тушенку со сгущенкой.
Для созданной Комиссии по контролю за распределением ГП во главе с К. Дзугаевым будет полезно заглянуть вглубь, так сказать, в закрома. Например, на складе в здании Лесокомбината есть большой внутренний зал, двери которого, говорят, как раз открываются ночью. Видимо есть категория потребителей ГП, которым несподручно стоять в общей очереди, поэтому их обслуживают даже не вечером, когда очередей уже нет, а по ночам, когда нет свидетелей. Такая же картина, по информации очевидцев, наблюдается в Спортшколе. Некоторых из «гуманитарных человечков» уже отстранили от распределения, но они и так не рассчитывали жить на складах вечно.
О том, что гуманитарная помощь порождает иждивенчество, в Южной Осетии знают давно. После войны 1991-92 годов у нас в ходу был термин «гуманитарная игла», привычка ждать помощи откуда-то извне. Но на каком-то этапе эта привычка превращается в жизненную философию и делает народ беспомощным и безынициативным. За 16 послевоенных лет Южная Осетия так и не наладила сколько-нибудь перспективного производства какой-нибудь продукции, не создала рабочих мест, не наладила нормального процесса образования для воспитания кадров специалистов, не создала системы стратегического запаса на всякий случай, хотя вся наша жизнь на протяжении всех этих лет и есть этот самый «всякий случай». Постоянное ожидание помощи приводит к инфантильности и не способствует уважению к независимой стране.
Сейчас нам, конечно, будет очень трудно своими силами восстановить все, что разрушено. Именно в строителях и стройматериалах нуждается больше всего Южная Осетия. Эту помощь оказывает «Спецстрой России», чеченские и приднестровские строители. Вся Южная Осетия представляет собой одну большую стройку, в которой, оказывается, все же есть система. Существует Комиссия по восстановлению разрушенных зданий, которую возглавляет Хасан Плиев, руководитель «Югоосетэнерго».
Деньги на строительство поступают именно в эту самую Комиссию и оттуда распределяются по объектам. В правительстве существует специальный «Перечень объектов, подлежащих восстановлению» и указаны суммы, которые планируется на них затратить. Составлена ли смета отдельно на каждый объект, или, скажем, 40 млн. рублей на ремонт детского сада отводятся «на глаз», нам пока не удалось выяснить. Не ясно также, включены ли в этот список все разрушенные здания или выборочно. Есть и объекты, которые строятся на собственные деньги спонсоров – это, к примеру, детский сад, который полностью восстанавливается на средства Виталия Калоева, бизнесмена из Северной Осетии, и, говорят, отличается высоким качеством ремонта.
Помощь для населения РЮО поступает самая разнообразная и не только от МЧС, а почти из всей России – уже 40 субъектов РФ направили в Южную Осетию гуманитарную помощь. Более 10 тысяч тонн грузов доставлено из России, среди которых 4 тыс. тонн – стройматериалы, 3 тыс.тонн – продукты, все остальное – медоборудование и медикаменты, школьное имущество, бытовая техника, домашнее имущество, обувь, одежда и другие грузы. Кроме того, перечисляются деньги, о суммах которых можно только догадываться, настолько много отправителей: это и правительство, и диаспоры, и бизнесмены, и просто россияне, выражающие таким образом свою солидарность с Южной Осетией. Не исключено, что на этой солидарности российских граждан спекулируют руководители и чиновники разного ранга. О том, что этого не избежать, известно на опыте восстановления Чечни.
Южной Осетии понадобятся, безусловно, и новые объекты – в системе здравоохранения, образования, культуры и т.д. Но обо всем этом можно договариваться отдельно по ведомствам. А вот что касается продуктово-имущественной гуманитарной помощи, ее пора прекращать. Просто пора уже людям вспомнить о том, что надо вернуться к нормальной жизни, к работе, открыть магазины, собирать урожай и везти его на рынок. Отвлечься, наконец, от этой гуманитарной лихорадки. Вспомнить о том, что на днях в Южной Осетии люди будут справлять 40 дней со дня гибели своих близких в дни грузинской агрессии. Пусть Комиссия по контролю разберется с нарушениями и нормализует распределение ГП. Тема эта, согласитесь, очень деликатная и перечислять фамилии тех, кто в «ночных дозорах» накопил себе имущества на один большой универмаг, может, и не стоит публично, но следует добиться того, чтобы «хапуги» не позорили Южную Осетию перед народом России.

Инга Кочиева
Юго-осетинская газета «Республика»
 
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Интересные разделы
Ленты новостей
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился
Популярные статьи
Архив