:: Государственный комитет по информации и печати Республики Южная Осетия

:: Общество

  25.09.2008 - 04:42

   Коста Дзугаев «РАССЛЕДОВАНИЕ ПО РАСПРЕДЕЛЕНИЮ ГУМАНИТАРНОЙ ПОМОЩИ МЫ БУДЕМ ПРОВОДИТЬ НЕВЗИРАЯ НА ЛИЦА»

Одной из главенствующих тем обсуждаемых в нашем обществе, помимо признания независимости и дальнейшего развития Республики является и вопрос распределения гуманитарной помощи. Массовое недовольство, выражаемое населением, продолжает идти по нарастающей. Причем слухи и разговоры в большей степени не беспочвенны. Учитывая сложившуюся ситуацию, Президент РЮО Эдуард Кокойты принял решение о создании специальной Комиссии по контролю за распределением гуманитарной помощи. Комиссия, к моменту интервью, существовала неполную неделю, однако ее председатель Коста Дзугаев согласился ответить на наши вопросы, составленные по откликам читателей.

– Коста Георгиевич, начнем с того, что за месяц, прошедший с начала процесса распределения гуманитарной помощи, должностные лица, возглавляющие комиссию, менялись уже минимум пять раз. В чем на Ваш взгляд причины такой скоротечности и почему изначально руководство не смогло навести порядок в этом процессе?

– Некоторые из этих людей очевидно просто не справились с работой, хотя, на мой взгляд, есть и более глубокие причины. С самого начала были допущены большие ошибки в самом принципе формирования этой работы. Если бы она была построена рационально, продуманно, организованно – не было бы тех ужасных сцен, которые мы, к сожалению, наблюдаем на складах выдачи гуманитарной помощи, и не было бы этого массового недовольства среди народа, которое, разумеется, доходит и до Президента Республики и вынуждает его реагировать на все происходящее соответствующим образом. Я имею ввиду создание нашей Комиссии, как вспомогательное, контролирующее звено.
Приведу простой пример. В первом составе гуманитарной комиссии было около 25 человек, из которых в реальности к работе приступили не более восьми. Почему остальные отказались, а если они отказались, то почему не заявили, что не хотят работать? В итоге это вызвало очень большое напряжение в работе. Отсюда пошла масса всяческих ошибок, нарушений и, возможно, злоупотреблений. Кроме того, что тут скрывать, некоторые кадры, которые были подобраны для работы в гуманитарной комиссии ранее, вызывают вполне понятные вопросы. Мы все тут хорошо знаем друг-друга. Поэтому можно было выстроить кадровый ряд, который бы поработал с населением должным образом, по-человечески.
– В народе бытует мнение, что причиной частой смены руководителей гуманитарной комиссии, в том числе и в том, что некоторые из них подозреваются в укрывательстве и незаконном распределении гуманитарных грузов. Располагаете ли Вы фактами, подтверждающими такого рода информацию?
– К работе мы приступили только несколько дней назад. Но я послал уже проверку по линии государственного контроля, представители которого тоже входят в состав возглавляемой мною Комиссии. Эти люди проверят все, начиная с самого первого документа и по сегодняшний день.
Проверки будут производиться не только по местным документам, но и по той работе, которая проводится за пределами Республики. Таким образом, мы постараемся составить максимально полную картину, и, невзирая на лица, все будет доложено Президенту и народу Республики Южная Осетия. Работа, безусловно, трудоемкая, но проводить ее необходимо.
– Но насколько возможна точная проверка. Ведь зачастую не все пребывающие грузы изначально фиксировались. К тому же, есть информация, что определенное количество из общего грузопотока попросту не доходит до складов, странным образом теряясь по дороге.
– Постепенно работа по поступлению гуманитарной помощи в Республику совершенствуется, и в этом плане очень важным было решение о создании специальной группы от нас, которая работает в Северной Осетии, там принимает эти грузы, комплектует колонны и направляет их сюда с сопровождением. Тем не менее, вы правы, к нам поступает информация о том, что хищения имеют место в том числе и, как вы сказали, по дороге. Более того – и за пределами Республики. Эта информация также в настоящее время проверяется. Один такой факт я знаю и самолично. Из той помощи, которую оказала Русская Православная церковь до нас, к сожалению, дошло не все, хотя, казалось, что может быть надежнее – брать что-то из помощи такого рода адресата кажется кощунством. Но такие факты, к сожалению, не единичны.
Кстати, прознав о проблемах, с которыми мы столкнулись при распределении гумпомощи, ко мне лично уже обращались представители разных российских структур, которые просят меня избавить их от вот этих государственных механизмов раздачи гуманитарной помощи и хотят на личных началах конкретно по адресатам их раздавать самим. Я с пониманием отношусь к такого рода просьбам и думаю, что это тоже одна из полезных форм работы.
– Вы сказали, что будете проверять всю документальную базу по гуманитарной помощи. Но ведь в первые дни раздачи помощи процесс был более чем бесконтрольным. Машины попросту заводились в районы города, порой, избранные районы, и все выдавалось прямо с кузова, а то и просто скидывалось на тротуар. Причем, все подряд, начиная от продуктов питания и воды и кончая памперсами.
– Нам знакомы эти факты. Каждый такой случай в отдельности будет конкретно изучен. Если была необходимость, к примеру, срочно разгрузить товар чтобы отправить машину за следующей партией, это одно дело. Если же выяснится, что никакой причины в спешке не было и делалось подобное для того чтобы скрыть какие-то неблаговидные поступки, то это будет уже другая оценка.
Кроме того, в случае отсутствия документальной базы, подтверждения конкретики, что вот такой-то человек, получил тогда-то то-то, мы будем вынуждены проводить расследование путем опроса. Люди-то знают все.
Безусловно, это весьма болезненная тема нашей контрольной работы. Дело в том, что некоторые должностные лица, которые работали в гуманитарной комиссии, ставили свои резолюции, не проверяя реальное положение вещей. Поэтому, во многих случаях гуманитарную помощь получили те лица, которые, по сути, не являются пострадавшими. Это вызывает серьезное и вполне законное возмущение той категории наших граждан, которые наиболее пострадали в результате военных действий. В первую очередь, это те кого я называю первой категорией, лица у которых сожжены дома, либо полностью разрушены до состояния непроживаемости. В этом смысле, конечно, все это будет должным образом рассмотрено, и деятельность вышеуказанных должностных лиц соответственно оценена.
– Вы можете уже сейчас подтвердить, что такие факты злоупотребления со стороны отдельных лиц имели место?
– Я могу достоверно сказать о том, что есть факты неблаговидных поступков со стороны отдельных должностных лиц, которые, мягко говоря, проигнорировав нужды пострадавших людей, урвали себе гуманитарную помощь всех видов, в том числе бытовые принадлежности и стройматериалы, предназначенные лишь для категории граждан, полностью утративших имущество.
– До нашей редакции доходят разговоры, что среди поступившего гуманитарного груза были телевизоры, малогабаритные холодильники, стиральные машины, генераторы, спутниковые тарелки, предназначенные в основном для потерпевших граждан первой категории. У Вас есть информация по данной бытовой технике?
– Такая информация есть. Разберемся и с этим тоже. По бытовой технике учет достаточно хороший, поэтому можно будет получить достаточно полную картину, кто ее брал, в каких количествах и сколько конкретно каждого наименования было доставлено сначала до Владикавказа, а потом и до Цхинвала.
– Кстати, при частных разговорах с некоторыми из указанной Вами первой категории наших граждан, многие из них утверждают, что до сих пор не получили полагающиеся им предметы первой необходимости. Они попросту уже не могут больше ходить и биться в этих очередях и стали даже отказываться от какой бы то ни было гумпомощи.
– Тут, к сожалению, речь идет о вопиющем явлении в нашей послевоенной действительности, когда унижается человеческое достоинство наших сограждан. Сцены, которые я наблюдал в очередях на складах – это издевательство над людьми. По другому это и не назовешь. Поэтому мы сейчас приняли однозначное решение, в результате которого в индивидуальном порядке на склады уже допускаться никто не будет, вся работа будет вестись через депутатов, у которых есть своя очередность и которые тоже должны контролироваться, чтобы в итоге гумпомощь можно было получать цивилизованным путем. И в первую очередь, по требованию Президента, будет обеспечиваться категория первой степени пострадавших, а потом вторая и все остальные. Хотя, по большому счету мы все, конечно, в той или иной степени пострадавшие.
– Почему же нельзя было наладить нормальную работу в распределении гуманитарной помощи раньше? Тем более, что практика получения гуманитарной помощи у нас имеется. Мы с этим явлением сталкивались и во время войны 90-х годов, и тогда такого беспредела не было. Не говоря о том, что у нас уже давно функционирует Республиканская гуманитарная комиссия.
– Это вопрос, который я отношу к разряду риторических. Не только нельзя было, но и можно было, и обязаны были это сделать. Тем более что практика распределения гуманитарных грузов у нас действительно имеется.
Кстати, в частных беседах друг с другом люди выражают свое недовольство, говорят о фактах хищения и укрывательства гуманитарной помощи, но официально, на уровне соответствующих органов, занимающихся сбором такого рода фактов и информации, никаких жалоб не поступает. Тут, на мой взгляд, просто необходимо взаимодействие народа и возглавляемой мной Комиссии. Но на мои частые просьбы назвать конкретно фамилии, если мы действительно хотим, чтобы виновный был наказан, пока – безмолвие. И ведь дело не только в чиновниках, но и в тех людях, которые получили помощь, скажем для лиц первой категории, при этом, не подпадая под нее. И при подтверждении этих случаев у этого человека либо будет изыматься данная помощь, либо взыскана рыночная стоимость того, что он забрал. Поэтому пользуясь случаем, еще раз предоставляю номера своего телефона 8 (928) 4914862. Звоните в любое время, мы будем благодарны за любую информацию.
– Искреннее возмущение населения вызывает и тот факт, что многие из чиновников, которые в дни войны покинули свой народ и сейчас вернулись, были привлечены к раздаче гуманитарной помощи. Мы все прекрасно знаем отношение народа к нашему Президенту, но знаем и отношение к ряду наших чиновников. Многих из них, мягко говоря, попросту не уважают. Так почему же эти люди, покинувшие свой народ в трудные дни, были привлечены к раздаче гуманитарной помощи?
– Вопрос этот сложный в том смысле, что это и мои коллеги тоже. И мне очень трудно говорить об этой категории лиц, которые бросили людей в самые страшные дни. Я полностью согласен с вами, здесь должна быть проведена генеральная разборка. Лица, которые проявили себя не лучшим образом в эти дни, безусловно, должны быть отстранены от занимаемых должностей. Это мое абсолютное убеждение, которое я открыто высказываю. Есть у нас люди, которые были здесь с народом, я имею ввиду из руководства. Вот их в первую очередь и надо выдвинуть на первые позиции. А они уже подберут себе соответствующую команду, честных и уважаемых народом людей. И на такую власть Президент сможет опираться без оглядки. Ведь само создание комиссии по контролю – это чрезвычайный, вынужденный шаг. Информация, которая поступала к Президенту, свидетельствует о глубоких проблемах, я бы даже сказал, что имеют место очень опасные симптомы разложения государственного аппарата. С этим нужно бороться совершенно беспощадно, ведь это и есть необходимая линия антикоррупционной работы, которой Президент занимался и до войны, а сейчас это требует принятия безотлагательных радикальных мер. Война многое показала. Она поменяла не только мир, она должна поменять нас, внутри самой Республики. Потому что если мы не произведем внутреннего очищения и оздоровления, то это чревато губительными последствиями для нашего государства.
– Вы можете заверить читателей, народ Республики, что в итоге виновные в махинациях с гуманитарной помощью будут реально наказаны? А не просто, как это у нас часто бывает, освобождены от занимаемой должности. При этом все «нажитое» остается при нем…
– Думаю, что в этот раз такой шаг никого не удовлетворит, более того, вызовет серьезное недовольство, которое может привести к высшей степени недоверия к власти, в том числе и верховной. Что касается заверения с моей стороны, то наша комиссия составит надлежащую документальную базу и обо всех фактах, доложит руководству Республики.
– Невзирая на лица?..
– Невзирая на лица. Это я вам могу обещать твердо.

Рада Дзагоева
Андрей Кочиев
Юго-осетинская газета «Республика
© 2004-2007 cominf.org - При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка обязательна